Село Кын-завод, Пермский Край

Село Кын-завод, Пермский Край

Фотографии и описание поездки в Кын Пермского края. Также интересно узнать о состоянии храма в селе Кын

В переводе с коми-пермяцкого Кын – «холодное место»

Краткая характеристика:
село при впадении р. Кын в р. Чусовая, центр Кыновского сельского поселения.

Население:
742 чел. (2002 г.). Ранее: 2 054 чел. (1869 г.), 1 271 чел. (1926 г.).

Исторический очерк:
поселение выросло при чугуноплавильном и железоделательном заводе, основанном в 1760 г. Н. Г. Строгановым (разрешение на строительство было получено 16 февр. 1759 г.) и пущенном в действие в 1761 г.
Название получил по р. Кын. Завод был закрыт в 1911 г. из-за проблем с обеспечением его железной рудой.
16 нояб. 1864 г. здесь открылось первое в России (если не считать рижского) общество потребителей (устав его зарегистрирован 11 сент. 1870 г.).
2 авг. 1921 г. образована кузнечно-слесарно-деревообрабатывающая артель.
В 1930 г. возник колхоз им. Сталина, переименованный в нояб. 1961 г. в «Мир».
В 1937 г. образован детский дом.
Кроме того, в 1930-х гг. работали Кыновский лесозаготовительный участок Чусовского леспромхоза и промартель «Обувь».
В 1950-х гг. существовал Кыновский детский туберкулезный санаторий.
С 1968 г. действует Кыновский кооплеспромхоз.

Кын являлся центром Кыновской волости Кунгурского уезда и Кыновского сельского совета (до янв. 2006 г.).
В 1920 – 1930-х гг. село входило в состав Кыновского р-на Тагильского округа.

История села насчитывает более двух с половиной веков и непосредственно связана с горнозаводской цивилизацией, когда борьба за водные артерии Урала развернулась между крупными промышленниками – Демидовыми, Шуваловыми, Строгановыми. Первых двух река Кын, впадающая в Чусовую не привлекла, зато Строгановы выгоду увидели. Сначала появляется одна плотина, с временным интервалом – ещё три. Поблизости от водного пути обнаруживают месторождения руды, появляется железоделательный завод. Кстати в качестве кованого железа можно убедиться даже сегодня – оно до сих пор сохранилось на крыше заводских амбаров. Сами амбары, сложенные из плетника – кирпича ещё не было, вполне можно восстановить. В бывшем хлебном амбаре реально сделать гостиницу для приезжих.

Этому домику – 150 лет, бывшая заводская проходная.

Но несомненно гордостью села был и остаётся Свято-Троицкий храм. Первая деревянная церковь сгорела, вторую деревянную перевезли в ослянскую пристань, тогда Сергей Строганов на свои собственные средства строит каменный храм.

Благодаря активному участию управления культуры и властей – в храме сделали временную кровлю – сейчас по крайней мере он защищён от влаги, здание законсервировано и ждёт реконструкции. С храмом в селе связано уже не одна легенда, причём есть и совершенно свежие – говорят, одни слышали церковное пение в разрушенном храме, другие уверяют, что над зданием летал ангел.

Первую церковь в Кыну построили в 1779 году из дерева. в 1848-м во время пасхальной утренней службы она сгорела. В том же году поставили вторую деревянную церковь. В 1869-м её перевезли в д. Ослянская Пристань. Третья, каменная, строилась более десяти лет.

«…Снаружи здание имеет вид корабля. Верхний этаж занят церковью, а нижний — складами. Построен он на иждивение графа Сергея Строганова в 1865 году из кирпича. На храме — пять глав. Кресты, обитые белой жестью, укреплены на шарах с цепями до глав. Храм капитальною стеною делится на два: холодный — во имя Святые живоначальная Троицы — и теплый — во имя Введения в храм Пресвятые Богородицы. В 1898 году престол во имя Введения был упразднен, а на его месте поставлен памятник из серого мрамора с надписью и иконою храма и обнесен железною решеткою…».

Интересна архитектура здания. Центральную часть возводили в крестово-купольном стиле, а колокольню – в шатровом. Соединялись они крытой галереей, а позже – трапезной. Строгановы, знатоки и ценители русской церковной традиции, заказали проект в стиле 17 века. Архитектурные украшения лаконичны и уместны, «не мельчат». Церковь летит ввысь!

С легкой руки писателя А. Иванова из публикации в публикацию пошли кочевать недостоверные сведения о Свято-Троицкой церкви. Например, что её построили в честь отмены крепостного права. Но его отменили при Александре II, в 1861 году, а церковь начали строить в 1849-м, при Николае I. На самом деле церковь возвели в честь живоначальной Троицы. Нет более высокого посвящения.

Последний колокол сняли в начале 80-х. По словам бывшего председателя сельсовета Л.Г. Клячина, он передал его в музей Соликамска (в то время не было другой возможности его сохранить).

Первые попытки восстановления церкви относятся к 1989 году. Летом в колхозе, в одной из бригад шабашников, подрабатывал священник Курганской епархии отец Александр. Он провел у стен храма молебен, организовал общину. Но Курганская епархия не дала согласия на его перевод в Кын, и он уехал к месту службы в Курганскую область.

Инициативу восстановления подхватил краевед В.В. Соломин. Верующие села создали церковную «десятку», зарегистрировали Кыновской приход. Открыли счет в банке и организовали сбор пожертвований на ремонт церкви. Их сумма достигала 15 тысяч рублей. Лысьвенский спортсмен Павел Чернобров, уроженец Кына, совершил агитационный переход Лысьва-Кын, чтобы обратить внимание народа и властей на храм. На просьбу кыновлян откликнулся директор ЛМЗ А.И. Клементьев — пожертвовал на кровлю несколько тонн железа, которое складировали в подвале под алтарем. Его хранительницей стала Т.А. Нечаева.

В Свердловске выполнили проект восстановления, часть металла ушла на его оплату. Прихожане обратились к Архиепископу Пермскому и Соликамскому Афанасию с просьбой дать в Кын священника. Но епархия испытывала в то время острую нехватку кадров.

Внутри сохранились фрагменты фресок. Вот выдержка из письма графа С.Г. Строганова управляющему Кыновским заводом: «Усольский иконописец Александр Мельников просит о предоставлении ему в новой каменной церкви постройку иконостаса, резьбу, позолоту и письмо икон.… О цене работ условьтесь с Мельниковым предварительно. Живопись должна быть в древнем византийском вкусе. Граф Сергей Строганов 19 апреля 1860 г.».

При церкви основали церковноприходское попечительство и церковно-приходскую школу. В 1897 году открылся приют для детей-сирот. По преданию, антиминс для храма прислал священномученик, архиепископ Пермский и Соликамский Андроник. О степени оцерковленности в 18-19 веках говорят названия гор, на которых раскинулся Кын: Троицкая – на ней была часовня в честь Святой Троицы, Успенская – с часовней в честь Успенья Богородицы (сейчас гора называется Мерзлой, но та скала, на которой раньше стояла часовня, так и называется «Часовней»), Ильинская – с часовней в честь Илии-пророка — на кладбище

А Свято-Троицкая церковь стала объектом политических игр. Каждый новый кандидат на пост главы Лысьвы или в депутаты щедро обещал восстановить её. Православные умилялись и голосовали «за». Но у народных избранников в очередной раз находились дела поважнее. В церкви тем временем по вечерам пьянствовала молодежь, а днем гуляла, спасаясь от жары, скотина.

Летом 2007 года по Чусовой сплавлялся православный молодежный отряд из Екатеринбурга. Его руководитель Александр Сандерсов предложил ребятам поработать в нашей церкви. К ним присоединились верующие Кына. Лесник И.Л. Югов пожертвовал пиломатериал. Работали с легким сердцем, усталость почувствовали, когда дело было сделано: очищены вход и алтарь, закрыт досками входной проем, убраны битый кирпич, мусор. Вскоре внутри здания установили поклонный крест. Теперь верующие могут помолиться здесь. Безобразия в церкви прекратились.

После гражданской войны Советская республика объявила войну религиям. В 1937 году храм в Кыну закрыли. Работники НКВД вывезли церковные ценности в Лысьву на телегах. Священнослужителей не репрессировали, они продолжали жить в Кыну и были похоронены здесь же. Может быть, их спасло то, что они отпевали и хоронили на церковном кладбище погибших красноармейцев. И сейчас живут в селе потомки последних служителей.

Вспоминает Валентина Степановна Амосова:
«Последними священниками были о. Николай Пьянков, о. Владимир Овчинников, о. Николай Конюхов, а псаломщиком — Степан Ракланов. После закрытия церкви все они остались в Кыну. в колхоз их не приняли, они жили своим хозяйством. Церковь закрыли в воскресенье. Народ собрался на молитву, а храм не открывают. Плач поднялся. Местный коммунист залез на колокольню и стал сбрасывать большой крест (коммунисты думали, что он полностью золотой, а он был только позолочен). Когда же сбросил его, то сам не удержался и упал вниз. Думали, разобьется насмерть, но он выжил, долго потом в больнице лежал. Прозвище получил — Крестолом. Колокола сбросили и увезли, оставили только одно маленькое колоколо, для пожарной сигнализации».

Перестройка в стране закончилась перестрелкой в Москве. СССР развалился, а денежки — тю-тю. Община осталась без средств. Снова просили владыку Афанасия прислать священника, и, наконец, в 1996 году нам дали батюшку – отца Алексея Чебакова. В домах прихожан было совершено несколько богослужений, а затем отец Алексей счел целесообразным перевести приход на станцию Кын, где администрация выделила пустующее здание детсада.

Обустройство потребовало больших трудов. неоценимую помощь оказали директор леспромхоза П.А. Штейников и его замы. Для верующих из Кына-завода Петр Андреевич каждое воскресенье присылал автобус, и приход у нас был общим – Свято-Троицким. Слабым местом здания была крыша, и отец Алексей спросил прихожан: не дадим ли мы железа на кровлю? Ответ был таков: «Ты — пастырь, мы – твое стадо. Железо было пожертвовано Богу, на Божье дело и возьми». Церковный дом на станции был наново перекрыт.

Служба там ведется более десяти лет. Не забыли и о церкви в Кыну-Заводе: своими силами разобрали завалы мусора, сбросили вниз остатки гнилой кровли. Спустя два года отца Алексея перевели в Камасино, в пригород Чусового. А нам прислали отца Александра. Он служил у нас менее года и указом владыки Афанасия был переведен на новое место.

В 1999 году к нам приехал отец Алексей Хамьянов. Его усилиями церковный дом на станции отремонтировали, община выросла, открылась воскресная школа. Центром приходской жизни была станция, а мы, жители Кына-завода, оказались на периферии. Есть в этом и наша вина: переложив на плечи молодого священника груз забот и решений, мы успокоились. В 2002 году отца Алексея перевели в Чайковский. С тех пор духовно окормляют Кыновской приход священники церкви Иоанна Богослова. Приезжают они, как правило, на двунадесятые праздники.

В здании церкви поочередно были цех ширпотреба, колхозный склад, а в обширном подвале — колхозная кузница. Литые плиты церковного пола и сейчас можно увидеть у порогов некоторых домов, использовались они и как печные плиты. Находились охотники до кирпича, но кладка затвердела в монолит: легче сломать, чем разобрать. А один кыновлянин перевез узорные решетки ограды… на кладбище, огородив место для могилы. Его могила сейчас заросла сорняками и давно уже никем не посещается. Старые люди говорят: все, кто разорял церковь, умерли плохой смертью, а их дети и внуки пошли кривой дорогой.

Хлопоты по восстановлению взял на себя В.В. Шостин, зам. главы Кыновского поселения. В 2007 году в проектном бюро ЛМЗ заказали проект кровли, стоимость его составила 140 тысяч рублей. работу оплатило Кыновское поселение. Виктор Владимирович неоднократно ездил в отдел охраны памятников культуры в Пермь, и эти хлопоты увенчались успехом.

28 мая в Кын прибыли представители отдела охраны памятников культуры, и мы с В.В. Шостиным встретились с ними. в этом году отдел выделил 880 тысяч рублей на консервацию церкви. Смета предполагает возведение временной кровли с рубероидным покрытием и закрытие оконных проемов. Работы ведутся не по имеющемуся проекту (хотя его копию В.В. Шостин передавал в отдел), и нас это беспокоит. Встал вопрос об использовании железа. Представители подрядчика осмотрели его и нашли годным, но сметой не предусмотрены работы с железом. Бригадир уверил: временная крыша выдержит ветровую и снеговую нагрузки.

Предприимчивые граждане не раз предлагали пустить церковное железо «на доброе дело» или продать. Ходят слухи, что железо давным-давно разворовано, а что осталось – проржавело. Ничего подобного! Десять лет назад отец Алексей поручил мне наблюдать за сохранностью железа, а после его перевода эту обязанность возложил на меня приходской совет. Сейчас по всем вопросам мы советуемся с отцом Аркадием. В сохранности и годности железа могли убедиться и представители местной власти, и работники отдела охраны памятников.

Вот что сказал о. Аркадий:
— В консервации кровли есть и плюсы, и минусы. Хорошо уже то, что дожди и снег не будут разрушать кладку. Своды под временной крышей просохнут — за много лет они пропитались влагой. Плохо же то, что прежде кровельных работ не проводится укрепление кирпичной кладки на сводах, верхней части стен, на карнизах. Для выполнения этого поставленную сейчас крышу пришлось бы разобрать. Крыть по временной кровле железом нецелесообразно: в случае проведения настоящей реставрации оно будет потеряно.

Ирина Марасанова: Такое мощное движение, которое сейчас охватывает абсолютно все территории Российской Федерации, а раньше всего Советского Союза, которая называется потребительская кооперация, и без которой невозможно сейчас представить жизнь любого села, она зародилась в маленьком селе, которое называлось Кыновской завод в середине 19-го века. Тогда рабочие Строгановского завода создали эту лавку для того, чтобы решать некоторые проблемы, связанные с питанием, с покупками, с продажей. Т.е., действительно, вот потребкооперация. И сейчас макет этой лавки находится в Центросоюзе в Москве. А вот настоящая лавка находится как раз вот в этом маленьком селе Кын, где проживает всего 700 человек. Но само по себе это село находится на удивительно красивом месте. И я думаю, что все те, кто хотя бы один раз сплавлялся по Чусовой, вне всякого сомнения, проходили мимо этого села и останавливались в нем.

Кто же должен восстанавливать разрушенную церковь? Не раз слышал:дескать, дело это чисто церковное. Пусть Пермская епархия восстанавливает. Нокто разрушал — епархия или власть? В декабре 1991 года президент Борис Ельцинназвал Россию правопреемницей СССР, приняв тем самым все обязательствасоветской власти. Вспомните, как были воссозданы храм Христа Спасителя вМоскве, храм Спаса на Крови в Петербурге, как был построен в Екатеринбурге храмв память царственных мучеников – повсеместно власть сотрудничает с церковью вделе восстановления храмов.

Есть и второй источник — бизнес. Тысячи предпринимателей жертвовалисредства на возрождение храмов, и церковь молится о них. Мы обращаемся кпредпринимателям Лысьвы и ко всем, кому дорога наша церковь: помогите! Нынешняяконсервация – первый этап восстановления. Надо собрать деньги, чтобы фрагментза фрагментом перебирать верхние ряды кладки, а после этого возводитьпостоянную крышу. Расходоваться собранные деньги будут гласно.

Встает вопрос: куда их пересылать? У кыновской общины нет счета в банке,администрация поселения ограничена в возможностях рамками закона о местномсамоуправлении. Мы обратились за советом к протоиерею о. Аркадию, и онпредложил использовать для сбора средств на восстановление Свято-Троицкойцеркви в Кыну счет церкви Иоанна Богослова. Те, кто хочет помочь, но не имеетдля этого денежных средств, могут принять участие в уборке мусора и расчисткетерритории вокруг храма. Всякий труд во славу Божию будет вознагражден в жизнисей и будущей!

Мы верим: с Божьейпомощью общими усилиями удастся восстановить Свято-Троицкий храм и под егосводами снова будут звучать слова молитв и церковное пение.

Сергей Гринкевич, педагог

 

 

Все фотографии с копирайтом были сделаны в 2007 году
Статьи датируются 2008 годом

Еще интересная статья…

За материал спасибо
Газета «Искра», Лысьва
Радио ЭХО в Перми
Энциклопедия Пермского Края

Ближайшие отели расположены в Перми

comments powered by HyperComments